ПСИХОЛОГИЯ ЛЖИ

Морфология лица

     Понаблюдайте за тем, что происходит у людей с губами, с морщинами вокруг носа и около нижней области щек. Наши исследования позволяют предположить, что человек, контролирующий выражение лица, управляет своим лицом в большей степени в области рта, вокруг рта и губ и в меньшей степени в области глаз — век и бровей — лба. Этот феномен может быть объяснен значением речевых контактов и необходимостью подавления неконтролируемых проявлений эмоций: криков при гневе, воплей при ужасе, стенаний и рыданий в горе, рвоты или плевков при отвращении, громкого смеха при радости.
     Когда вы модулируете выражение лица, то для усиления или ослабления внешнего проявления эмоции вы, вероятнее всего, управляете своим ртом. Если бы вы были напуганы, вы могли бы ослабить выражение страха, отказываясь от вовлечения в создание этого выражения век или бровей — лба; но вероятнее, что вместо этого вы постараетесь устранить признаки страха, показываемые ртом. Ваше выражение страха могло бы быть также ослаблено за счет управления мышечными усилиями во всех трех областях лица в целях ограничения амплитуды сокращения мышц лица. И вновь, вероятнее всего, вы сосредоточите свои усилия на области рта, ограничивая здесь сокращения мышц в большей степени, чем в областях глаз — век и бровей — лба.
     При фальсификации выражений лица управление ртом также осуществляется в большей степени, чем управление веками — глазами или бровями — лбом. Если фальсификация дополняется нейтрализацией выражения испытываемого чувства, то, вероятнее всего, это выражение исчезнет из области рта. Если фальсификация подразумевает симуляцию не испытываемой эмоции, то притворное выражение появится в области рта. Если фальсификация подразумевает маскировку переживаемой эмоции посредством симулируемой эмоции, то рот также с наибольшей вероятностью окажется в фокусе внимания.
     Многие движения мышц, расположенных внутри и вокруг губ и рта, изменяют также конфигурацию щек, подбородка, нижних век. Положите кисти рук на лицо так, чтобы кончики пальцев касались нижних век, а ладони — рта и щек. Осторожно надавливая ладонями и пальцами на лицо, попытайтесь повторить движения нижней частью лица, как показано на рис. 1-3, рис. 2-4, рис. 3-1, рис. 4-4, рис. 5-1 и рис. 6-3, уделяя особое внимание изменениям в области нижних век. Верхняя часть ваших щек и нижние веки изменяются в наибольшей степени: при гневе, когда он выражен открытым ртом; при отвращении, когда оно выражено ртом; при эмоции радости, когда она выражена ртом, но за исключением отображения крайне умеренной радости. Для этих эмоций результаты модулирования или фальсификации будут хорошо заметны не только в нижней части лица, но и на щеках и нижних веках.
     Обычно при фальсификации или модулировании эмоций люди управляют бровями — лбом не так часто, как нижней частью лица. Движения мышц, управляющих бровями — лбом, также могут влиять на внешний вид верхних век, в особенности при гневе или печали. Предсказание того, как утечки информации и симптомы обмана будут проявляться при модулировании и фальсификации каждой эмоции, зависит не только от особой роли каждой из трех областей лица, но также и от умения человека осуществлять конкретное мышечное движение.
     Ранее мы отмечали, что некоторые позиции бровей — лба используются в качестве «знаков препинания» и акцентируют внимание на отдельных словах или фразах. Если человек использует движение бровей — лба в качестве «знака препинания» (вне зависимости от того, является оно проявлением удивления или производным проявлением гнева либо даже более редко используемым производным проявлением печали), то это может свидетельствовать и о том, что человек лжет с помощью такого движения. По крайней мере, у него имеется большой опыт использования этого движения.
     Некоторые движения лица, обеспечивающие выражение эмоции, играют также роль эмблемы. Как вы помните, эмблема представляет собой мышечное движение, являющееся не выражением чувства, а лишь общепринятой ссылкой на чувство, оно подобно упоминанию эмоции в речи. Поднятые от удивления брови описывались как эмблема вопроса, опущенная нижняя челюсть — как эмблема ошеломления и т. п. Если мышечное движение, являющееся частью выражения эмоции, оказывается еще и эмблемой, то вполне вероятно, что с ее помощью можно успешно лгать, и вряд ли у человека появится утечка информации об эмоции в этой области лица. Учитывая все сказанное, мы можем предположить, где следует искать утечку информации и симптомы обмана для каждой из шести обсуждавшихся нами эмоций.
     На распознавание утечки информации и симптомов обмана в выражениях радости влияет тот факт, что это единственная эмоция, не предусматривающая характерного движения в области бровей — лба. Если кто–то симулирует радость, — делая счастливое лицо, но не испытывая никаких эмоций, — то мы не можем усмотреть симптомы обмана в неучастии в этом процессе бровей — лба. Человеку просто не требуется задействовать эту область лица. К тому же если он использует выражение радости как маску для прикрытия другой эмоции, то невозможно сделать радостные брови — лоб, и из–за этого вполне может произойти утечка информации о фактически испытываемой эмоции через брови — лоб и верхние веки. Когда выражение радости ослабляется, на лице по–прежнему могут сохраняться его следы в виде легкого поднятий щек, слабого растягивания уголков рта, легкого сморщиваний нижних век, даже когда улыбки на лице уже нет.
     Удивление симулируется довольно легко, потому что используемые для этого движения рта и бровей являются эмблемами, имеющими отношение к удивлению (на рис. 1-1 была показана эмблема вопроса — удивленные брови, а на рис. 1-4 показана эмблема ошеломления — удивленный рот). Возможно, единственный симптом обмана при симуляции удивления — отсутствие открытых, но расслабленных век. Хотя это же может соответствовать менее заинтересованному или ошеломленному удивлению (рис. 1-6С), если социальный контекст допускает подобное удивление. Позднее мы объясним, каким образом симуляция может быть выявлена через неправильный выбор ее временных характеристик.
     Удивление может использоваться для маскировки страха, но не слишком успешно. Оно является вероятной маской для страха из–за сходств переживания этих эмоций и ситуаций, в которых они возникают. Но из–за сходств в мышечных движениях страх, вероятно, будет «просвечивать» через удивление. Удивление может использоваться для маскировки любой другой эмоции. Например, если вам рассказывают о чьем–то несчастье и ожидают от вас выражения печали на лице, в то время как вы испытываете радость, то вы можете замаскировать ее удивлением. Некоторые люди привычно реагируют внешним проявлением удивления на любую информацию, чтобы избежать необходимости демонстрировать свою немедленную эмоциональную реакцию («всегда готовый экспрессор», о чем еще будет сказано в далее). Указателем на то, что удивленное выражение — маска, служат временные характеристики выражения лица: удивление будет продолжительным, чтобы скрыть другое чувство, но как мы объясняли ранее, удивление — это кратковременная эмоция. Если оно будет сохраняться долго, то, вероятно, будет выглядеть неискренним.
     Если человек симулирует страх, то, вероятно, у него можно наблюдать испуганный рот и этот человек будет пристально смотреть в одну точку, поэтому ищите на его лице нейтральные брови — лоб. Это может быть симптомом обмана, но также и проявлением страха, переходящего в ужас, для демострации которого не задействуются брови — лоб (правый снимок на рис. 2-8); выбор зависит от социального контекста. Выражение страха с нейтральными бровями — лбом может возникнуть и потому, что данный конкретный человек обычно не делает такого движения. Это одно из крайних проявлений очевидного, но важного общего принципа. Вы с большей вероятностью обнаружите факт управления выражением лица, если вы знакомы с идиосинкразиями в репертуаре выражении лица данного человека, — с тем, что происходит с лицом человека, когда он искренне испытывает и выражает каждую эмоцию. Конфигурация испуганных бровей — лба может никогда не возникать у некоторых людей, хотя у многих она все же появляется на лице, когда они действительно испуганы, ее трудно симулировать, потому что непросто создать преднамеренно. А испуганные брови — лоб в отличие от удивленных или разгневанных бровей не являются эмблемой или «знаком препинания». Поэтому когда на лице появляются испуганные брови — лоб, то это надежный индикатор испытываемого страха. Когда они появляются на нейтральном лице, это говорит о том, что человек испытывает неподдельный страх, возможно, легкий, а возможно, сильный и контролируемый. Если испуганные брови — лоб появляются на лице, остальные области которого выражают другую эмоцию, это говорит об испытываемой человеком комбинации эмоций или о том, что другие части лица маскируют истинное чувство. Что это за чувство, поможет вам понять контекст. Например, когда испуганные брови — лоб дополняются радостным ртом и счастливыми нижними веками (как показано на рис. 5-7), то, вероятнее всего, радостная составляющая этого выражения лица является маской, если только данная ситуация не позволяет предположить, что человек может быть и радостен, и испуган одновременно. Если бы страх маскировал какую–то другую эмоцию, то для этого не понадобилось бы задействовать брови — лоб, и реально переживаемая эмоция могла бы быть видна именно в этой области лица.
     Когда симулируется гнев, то анализ вовлечения в создание этого выражения различных областей лица может не выявить очевидных симптомов обмана. Хотя мы отмечали, что брови — лоб обычно не задействованы в управление выражением лица, все же опущенные и сведенные брови, являющиеся одной из составляющих выражения страха (рис. 4-1), указывают на эмблему решимости, концентрации или недоумения. Придать такое положение бровям — лбу очень легко; оно также используется как «знак препинания». Следовательно, вы можете ожидать, что брови — лоб наряду с другими областями лица будут использоваться и для выражения симулируемого гнева. Симуляция гнева в нижней части лица (например, рот с плотно сжатыми губами) также не представляет трудности. Единственным элементом, не проявляющимся при симуляции гнева, может быть отсутствие напряжения нижних век, что, безусловно, является слабым симптомом обмана. Ослабление гнева также может осуществляться в области бровей — лба и нижней части лица. Когда гнев используется в качестве маски, он проявляется и в нижней части лица, и на лбу, в результате чего информация о реально переживаемой эмоции может исходить только от век. Когда для маскировки гнева используется другая эмоция, то испытываемый гнев может читаться в пристальном взгляде, напряженных нижних веках и нахмуренных бровях.
     Отвращение симулируется довольно просто, поскольку есть три эмблемы этой эмоции: сморщенный нос, приподнятая верхняя губа и приподнятый уголок рта (рис. 3-3). Брови — лоб играют настолько незначительную роль в придании лицу выражения отвращения, что фактически не привлекают внимания (если бы в случае испытываемого отвращения брови — лоб сохранились в статичном состоянии, в то время как нижняя часть лица выражала бы слабое отвращение, это не было бы очень ясным симптомом эмоции). Отвращение чаще всего используется для маскировки. Утечку информации о гневе можно обнаружить в области бровей — лба, если брови не только нахмурены, как при отвращении, но и сведены (как показано на рис. 4-8В). Кроме того, информацию можно обнаружить в напряженных гневных веках и пристально смотрящих глазах, в выражающей отвращение нижней части лица (как на рис. 4-9А). Но эти выражения могут комбинироваться, если ситуация вызывает одновременно и отвращение, и гнев. Если человек отрицает испытываемый им гнев в ситуации, явно вызывающей это чувство, или лишь слегка упоминает об испытываемом отвращении, то, вероятнее всего, он маскирует отвращением свой гнев. То же самое происходит, и когда отвращение используется для маскировки страха; страх, вероятно, по–прежнему будет проявляться в области бровей — лба и в появлении склеры над радужной оболочкой глаз (рис. 3-7). Будет ли это комбинацией эмоций или же свидетельством маскировки, зависит от социального контекста, особенно от того, что говорит и делает человек. Поскольку единственный сильный элемент в выражении отвращения находится в нижней части лица и именно нижняя часть лица чаще всего используется при симуляции, то вполне вероятно, что попытки замаскировать отвращение с помощью придания лицу другого выражения окажутся успешными. Но когда отвращение маскируется с помощью другой эмоции, его следы могут проявляться в слегка приподнятой верхней губе или слегка сморщенном носе.
     В случае симуляции печали эта эмоция, вероятно, будет проявляться в нижней части лица и в опущенном взгляде. Отсутствие проявлений печали в области бровей — лба и в верхних веках будет надежным признаком того, что печаль симулируется. Как и в случае испуганных бровей — лба, печальные брови — лоб можно назвать особенно надежным симптомом испытываемой печали, потому что такое выражение трудно сделать преднамеренно; оно не является частью эмблемы выражения лица и редко используется как «знак препинания». Однако некоторые люди никогда не выражают печаль с помощью бровей — лба, даже если они искренне чем–то опечалены. Как мы уже отмечали при рассмотрении эмоции страха, вы должны знать, является ли то или иное мышечное движение типичным для данного человека, чтобы делать надежные выводы о наличии утечки информации об эмоции или о симптомах обмана.      Если брови — лоб не используются человеком для выражения действительно испытываемой печали, то их нейтральность ничего не скажет вам о том, является демонстрируемое выражение печали симуляцией или нет. Когда вы имеете дело с такими людьми, вам нужно смотреть на форму их верхних век. Внутренние уголки век должны быть немного приподняты, когда человек действительно опечален, даже если печаль не отражается в области бровей — лба; однако этот симптом является довольно слабым. Если печальные брови — лоб привычно появляются у человека, когда он не испытывает печали, то это также повлияет на вашу способность выявлять симуляцию. Очень немногие люди используют печальные брови — лоб в качестве «знака препинания», но именно они способны обмануть вас, когда будут симулировать печаль (в том числе с помощью бровей — лба и верхних век).
     Когда человек ослабляет свое выражение печали, его брови — лоб и верхние веки вероятнее всего продолжают указывать на утечку информации о фактической силе переживаемого чувства. Если выражение печали маскируется с помощью другой эмоции, то печальные брови — лоб и верхние веки с наибольшей вероятностью будут сообщать о такой утечке. А когда сама печаль используется для маскировки другой эмоции (если к этому не прибегают крайне нетипичные люди, использующие печальные брови — лоб в качестве «знака препинания), то маска печали не сможет скрыть информацию, исходящую от бровей — лба о действительно переживаемой эмоции.



Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии